Серьезность

Серьезность

Нести мир на своих плечах очень трудно. Мудрый человек учится пожимать плечами.

Большинство теорий о падении человека упускают очевидное. Человек пал, как только перестал передвигаться на четвереньках и стал на две ноги, выпрямившись.

С этого и начинается трагическое отдаление человека от земли. Когда существо передвигается на четырех конечностях, его голова находится вблизи земли; оно чувствует, видит, нюхает, слышит и даже и даже ощущает землю на вкус. А выпрямившись, оно теряет эту связь, высоко подняв голову, и — по крайней мере в метафорическом смысле – начинает витать в облаках. И в таком состоянии человек взял себе в привычку спотыкаться и падать ничком. Или, во всяком случае, вляпываться в дерьмо.

Нам, людям, кажется, что мы страдаем от какой-то странной болезни, но нам не удается установить ни её симптомы, ни причины возникновения. Биологический вид, который предпочитает тратить намного больше денег и энергии на оружие, войны и убийства, чем на продукты питания, жилье и здравоохранение, не может считаться вменяемым. Биологический вид, богатые представители которого считают, что должны потратить часть своего состояния, чтобы выяснить, почему их не радует «успешность», не может считаться вполне здоровым. Человечество продолжает задаваться вопросом «Что не в порядке с нами?». Каковы же симптомы и проблемы, свидетельствующие о нашей головной болезни?

Проблема в страдании. Людям не нравится быть несчастными. Хмуриться вредно для кожи лица.

Проблема в смерти. Смерть пугает. Ее безмолвие кажется подозрительным, возможно немного враждебным. Она кажется чем-то слишком постоянным.

Проблема в неудачах. Считается, что неудачи не приносят столько же радости, что и успех, но случаются гораздо чаще. Проблема в боли. Вросшие ногти на ногах, головные боли, артрит — складывается впечатление, что тело постоянно опережает на один шаг суперсильный тайленол.

Проблема в любви. Она скоротечна, бывает без взаимности или случается взаимной, но слишком пылкой и сопровождается ревностью.

Проблема в зле — как правило, со стороны других людей. Плохие люди, которых слишком много, причиняют зло хорошим людям, которых слишком мало. В полиции Бога наблюдается нехватка кадров.

Проблема в себе. Мы никак не можем понять, кто же мы, или, поняв, впадаем в депрессию.

Проблема в просветлении. Мы часто к нему стремимся, но редко достигаем. Мы знаем, что можно жить лучше, знаем, что в данный момент живем неправильно, и хотим, чтобы в данный миг все стало наоборот.

Что же лежит за этими проблемами? Каким-то образом в какой-то момент мы, должно быть, встроили в себя механизм, создающий страдание. Только немногим удается избежать действия данного механизма — или потому, что у них его никогда не было, или они как-то умудрились устранить его, победить или не обращать внимания. Однако найти этот механизм трудно. Поскольку болезнь проникает во все, что мы делаем, она вероятнее всего, врожденная и не влияет на то, как мы воспринимаем себя и свою жизнь, на то, как мы принимаем или не принимаем решения, на то, как мы смотрим на жизнь и проживаем её, на то, как мы пытаемся исцелиться. В том, как мы обычно проживаем свою жизнь, есть что-то фундаментально неправильное, и нам хотелось бы выяснить, что именно.

Серьезность — это болезнь, которая отравляет человеческую жизнь. Она убивает в нас ребенка. Она учит нас ненавидеть. Она учит нас, что война — необходимость. Она учит нас что мы правы, а остальные неправы.  Она учит воспринимать нас свои взгляды серьезно и из-за этого боятся людей с другими взглядами или сердится на них. Она учит нас, что наши амбиции важны, и поэтому неудачи нами воспринимаются как бедствие. Она учит нас, что «главное — победа», и обрекает половину населения(неудачников) на страдания. Она учит нас, что смерть — это ужас, которого надо избегать, и обрекает все население на жизнь с сознанием того, что она движется к неминуемому и ужасному концу.

Болезнь — это серьезное отношение к тому, что правильно и что неправильно.

Болезнь — это чувство, что нужно что-то сделать и что существует кардинальное решение жизненных проблем.

Наша болезнь такова, что чем серьезнее мы пытаемся её вылечить, тем серьезнее она становится.

Способ лечения — это постоянно бороться с желаниями все исправить, быть серьезным и считать важным то, что мы делаем. Она заключается в способности принять многообразие и непостоянство — соглашаться одновременно со своими «да» и «нет». Способ лечения заключается в легкомысленности — в активном участии в жизни без ожидания какого-то определенного результата. Он заключается в постоянном избавлении от нашего механизма, который действует, отталкиваясь от прошлого; в постоянном избавлении от наших идей о самих себе и в постоянном шутливом погружении в возможности будущего.

По существу, жизнь не очень серьезная вещь. Наоборот, в жизни человека много откровенно комичного. Однако большинство культур учат серьезному отношению к жизни, ибо таким образом общество гарантирует, что его общественный клей прилипнет. Как только кто-то начинает смотреть на жизнь как на игру или фарс в стиле «Тупой и еще тупее», общественный клей теряет свою липкость. Вооруженное восстание против общества — это для него благо; оно скрепляет общество еще сильнее. А вот смех — что общество может сделать со смехом? В любом случае, справиться с ним трудно.

«Если мы не будем воспринимать жизнь серьезно, мы же можем поубивать друг друга!» Можем. Но когда вы в последний раз читали, чтобы кто-то убил кого-то шутки ради? Убийство, говорят, серьезная вещь. Безусловно, это так. И убийцы всегда чрезвычайно серьезны. И всегда правы.

Серьезность — это болезнь. Ребенок бывает напряжен, но по началу редко серьезен. Он становится серьезным только после настойчивых уроков со стороны мира взрослых. Для ребенка естественным образом жизни является игра; спонтанная, несерьезная и изредка соревновательная игра. Он любит игры, где нужно притворяться — не важно, кто притворяется он или взрослый. Папа притворяется, что он чудовище, и ребенок с визгом удирает. Ему нравится визжать и убегать; ему даже нравится страх, который он испытывает. Это отличная игра. В играх в ковбоев и индейцев интереснее быть тем, в кого стреляют и кто падает, сраженный пулей, тем менее важна роль того, кто просто нажимает на курок. Вы поймете, что у ребенка проблемы, если она всегда хочет быть победителем в таких играх, и плачет, когда не побеждает.

Почему бы не учить детей ценить юмор и шутливость и не порицать серьезность? Увы мы этого, не делаем. На «классного шута» всегда смотрят свысока; а к нему следует относиться как к лучшему выпускнику школы. Озорных детей называют «сорванцами» или «маленькими дьяволами». Мы знаем, что собой представляет «ангелок». Смеяться в библиотеке запрещено.  Если бы дети читали правильные книги, смех бы был обязательным. Хотя, если сделать его обязательным, никто не будет смеяться.

Проблема заключается в том, что идет постоянная война между правилами и юмором, правилами и игривостью. Чтобы существовать, образование и общество должны устанавливать правила. Но юмор нельзя насадить с помощью законодательства и мер. Юмору и игривости нужны правила, по которым можно играть и которые можно высмеивать.

© «Книга Жребия»

Тэги: , ,


Всего комментариев: 5

  1. Алексей 11 Сен 2011 at 5:54 дп #

    Очень понравилось)

  2. Варвара 15 Янв 2012 at 10:23 дп #

    Зачитываюсь вашими статьями. Спасибо.

  3. vk.com Андрей Корейкин 27 Мар 2013 at 8:46 пп #

    смотрел недавно видео одной из медитативных практик ошо; группа участников под руководством наставника должна была в течении недели (если не ошибаюсь) сначала по три часа в день смеяться, затем столько же плакать на следующей неделе, а после ещё неделю медитировать. когда на видео 6-7 человек начинали в одном порыве смеяться, уголки моих губ растягивались в улыбке, после, они опускались вниз, а губы сжимались под общий плач, и даже накатывала эдакая плаксивая грусть. это были очень необычные переживания, тогда я понял, сколько эмоций во мне подавлено такой вот серьёзностью, стереотипами «силы характера».

    спасибо за статью, за эту и многие другие) будьте готовы к вопросам!)

  4. vk.com Андрей Кучер 19 Май 2014 at 5:04 дп #

    Серьезность — не болезнь. Болезнь здесь — желания. Собственно, если интересны подробности, можно поинтересоваться буддизмом (рекомендую книги Далай Ламы и Мингьюра Ринпоче, равно как и многих других ринпоче, но за них не ручаюсь :) Кстати ещё хорошая книга есть «Преодоление духовного материализма» для любителей помедитировать для галочки или не считающих себя таковыми).
    Хотя, если под серьезностью понимается увлеченная игра в серьезного дядю — то, безусловно, это болезнь. Для меня же серьезность — это ответственное отношение к реальности, что болезнью я назвать никак не могу, ибо ничто не скрыто. Нужно лишь разобраться с тем, что здесь происходит.
    Просветление — есть результат высшей серьезности отношения к вопросам реальности и нашем месте в ней. Заблуждения и иллюзии — результат легкомысленного и недостаточного уделения внимания реальности.


Оставить комментарий: